От личное мнение

134 подписчика

Свежие комментарии

  • W357 Ц753W357
    сразу надо было это сделать.Полковник назвал ...
  • Дима Мишин
    ...Стреляет не оружие, стреляет человек... (С)«Единая Россия» п...
  • александр новичихин
    Давно пора возвратить смертную казнь для таких ублюдков.Жаль, что смертно...

Власти Черногории не выполняют обещаний под давлением Запада — лидер «Демфронта»

Власти Черногории не выполняют обещаний под давлением Запада — лидер «Демфронта»

Андрия Мандич, председатель партии «Новая сербская демократия» и ведущий лидер блока «Демократический фронт», годами вел бескомпромиссную борьбу против диктатуры Мило Джукановича, который уже 30 лет на разных должностях при помощи «Демократической партии социалистов» (ДПС) правит Черногорией. Однако после долгожданной победы оппозиции на парламентских выборах в августе прошлого года ДемФронту не дали войти в состав нового правительства.

Ранее, в 2016 году, против Андрии Мандича и его соратника по коалиции Милана Кнежевича даже было открыто абсурдное уголовное дело о «попытке госпереворота», якобы организованной агентами ГРУ — за что в первой инстанции они были приговорены к пяти годам тюремного заключения. Несмотря на то, что в апелляционном суде нелепые инсинуации не получили подтверждения и приговор был отменен, инициатор уголовного дела, главный спецпрокурор Миливое Катнич, пользующийся поддержкой Мило Джукановича, до сих пор остается на своей должности.

В эксклюзивном интервью специальному корреспонденту международной редакции Федерального агентства новостей Андрия Мандич рассказал, как ему удалось одержать победу в этом процессе, как представители посольств и разведок стран Запада не дают уволить Катнича, почему специальная прокуратура стала фактически четвертой ветвью власти, а также почему новое правительство так и не выполнило ключевые предвыборные обещания: не искоренило «глубинное государство» ДПС и не отменило санкции против России.

Андрия Мандич

Как вам удалось победить в этом процессе? Несмотря на то, что весь государственный аппарат был направлен против вас.

— Правда, в конце концов, победила. Наша защита во всем превосходила сторону обвинения. Предоставленные нами доказательства и факты свидетельствовали о том, что дело о «госперевороте» — срежиссированный политический процесс. Он был направлен прежде всего против традиционной Черногории и ее ведущих протагонистов — меня, моего коллеги Милана Кнежевича, моего близкого соратника Михайла Чадженовича, а также невиновных людей из Сербии, которых вовлекли в криминальную ловушку.

Их попросту обманом заманили в Черногорию, а затем арестовали и предъявили тяжкие обвинения. Несмотря на то, что вся мощь режима обрушилась на нас, несмотря на поддержку диктатуры Джукановича со стороны весьма влиятельных представителей Запада, им не удалось реализовать свой замысел до конца. Ведь для такого приговора, какой был нам вынесен в первой инстанции, необходимо было найти подходящую судейскую коллегию в высшей инстанции, готовую этот приговор подтвердить.

Судейская коллегия Апелляционного суда не была готова поступить так же, как коллегия Верховного суда. Из решения суда следует, что весь процесс от начала и до конца был инсценировкой и фарсом.

Читать про ложный госпереворот в Черногории

Почему после подобного разоблачения и вашей победы на выборах, человек Джукановича, специальный прокурор Миливое Катнич, сохранил свою должность?

— Этот вопрос мы задаем как премьеру Кривокапичу, так и коллегам из парламентского большинства. Лучший ответ на него дали представители Евросоюза, когда мы начали процедуру смещения Миливое Катнича с должности — представители отдельных западных посольств, спецслужб и некоторых органов ЕС в Черногории буквально настаивают на том, чтобы Катнич остался на должности Главного специального прокурора, чтобы в Черногории ничего не изменилось, и чтобы наша прокуратура не была такой, как в других демократических странах.

Не будет лишним напомнить вашим читателям, что в Черногории прокуратура стала буквально четвертой ветвью власти, помимо законодательной, исполнительной и судебной. Руководство прокуратуры избирается Прокурорским советом, состоящим преимущественно из представителей той же прокуратуры. При этом, согласно Конституции, она практически самостоятельна. И это влечет за собой определенные риски, что лучше всего видно на примере ситуации с Миливое Катничем и Верховным государственным прокурором Ивицей Станковичем.

Спецпрокурор Миливое Катнич

Если в Германии прокуроров назначает и освобождает от должности министр юстиции, подобная практика и во Франции, в Голландии и Словении, — мне не ясно, почему представители этих государств в Брюсселе настаивают на том, что мы должны сохранить модель прокуратуры, которой не существует ни в одной из стран ЕС, и которая до сегодняшнего дня не показала никаких положительных результатов для граждан Черногории. Мы хотим эффективную прокуратуру — как, например, в Германии — а это, среди прочего, подразумевает и подобный принцип назначения прокуроров на должность.

В Черногории прокуратура и Главный специальный прокурор Миливое Катнич узурпировали власть. Они злоупотребили ей, чтобы расправляться с так называемыми «государственными врагами», как они называют «Демократический фронт», и устранять с пути конкурирующие с режимом криминальные кланы.

Ни для кого в Черногории не секрет, что у Мило Джукановича есть свои фавориты, свои сторонники и собственная структура в организованной преступности. Все знают, что клан Кавачи — продолжение руки Джукановича, и для них действуют «особые правила», когда прокуратура или полиция ведет борьбу против организованной преступности и коррупции.

Читать про нарковойну в Черногории

Как вы прокомментируете вмешательство немецкого посла, который откровенно занял сторону Катнича?

— Думаю, лучший комментарий я дал, отвечая на предыдущий вопрос, когда рассказывал о процедуре назначения прокуроров в Германии. Немецкому послу следовало бы обратить внимание на ситуацию в ФРГ — например, в 2015 году министр юстиции освободил от должности государственного прокурора за то, что тот начал уголовное преследование неких блогеров за государственную измену.

Итак, в Германии снимают Верховного государственного прокурора с должности и назначают нового, а в Черногории посол Германии отказывает нам в праве поступить так же в отношении нашего прокурора, у которого было множество нарушений — который нарушил Конституцию, не ведет борьбу против организованного криминала и коррупции. Если немецкому послу так нравится наш Главный специальный прокурор, он может забрать его с собой в Германию по истечении своего мандата.

Складывается впечатление, что западные посольства больше влияют на государственную политику Черногории, чем парламентское большинство. Почему так?

— Когда в 2006 году Черногория отделилась от Сербии, сторонники независимости продвигали идею, что наша страна станет «абсолютно суверенной» и ее решения никогда не буду зависеть от влияния извне — особенно от Белграда. Кстати, в тот момент президентом союзного государства был представитель Черногории. Но, вынужден констатировать, что после 15 лет независимости Черногория до сих пор не функционирует как суверенное государство. Исполнительная власть, как и другие ветви власти, весьма подвержены влиянию посольств стран Запада.

Возможно, от некоторых политиков иностранные посольства этого и не требуют — однако для них уже стало своего рода правилом стремление постучать в двери посольства США или влиятельной страны ЕС и поинтересоваться: «Чего изволите?» Мы же считаем, что политику Черногории должны определять согласно чаяниям избравших их граждан 81 депутат парламента, которые обязаны поступать строго в соответствии с Конституцией.

Андрия Мандич

Во всяком случае мы, в Демократическом фронте, стремимся проводить политику в соответствии с желаниями граждан Черногории, не обращая внимания на то, что скажет кто-то со стороны.

Ведь каждое посольство в Подгорице заинтересовано не в помощи Черногории, а в расширении влияния своего государства. И вовсе необязательно интересы этих стран совпадают с интересами Черногории. Зачастую они противоречат друг другу, и в этом случае наше государство должно заботиться о своих интересах, а не об интересах других стран, которые по некоторым вопросам имеют позицию, диаметрально противоположную интересам черногорских граждан.

Почему после победы на выборах 30 августа Демократический фронт не получил ни одного министерского кресла?

— Возможно, я уже частично ответил на этот вопрос. Западный международный фактор не желал видеть представителей ДемФронта в исполнительной власти — это стало бы препятствием для сотрудничества с ЕС и НАТО. Против нас была развернута мощная кампания — якобы Демократический Фронт продвигает российские и сербские интересы на Балканах.

С 2014 года, что было подтверждено парламентским Комитетом по безопасности, моего коллегу Кнежевича и меня постоянно незаконно прослушивают без решения суда: как раз под предлогом, что мы — представители российской и сербской политики. Данная кампания против нас не прекращается по сей день. И ее результатом стала ситуация, когда наши голоса потребовались для избрания нового правительства — но при этом к участию в правительстве не были допущены представители ДемФронта.

Депутат Милан Кнежевич

Почему движение URA («Объединенное реформистское действие»), наименьший из коалиционных партнеров, фактически диктует политику парламентского большинства и получает кресло вице-премьера?

— Так сложились обстоятельства. Премьер Кривокапич на встрече сообщил нам, что он бы хотел, чтобы в правительстве были представителя URA — в лице его лидера Абазовича на посту вице-премьера. Очевидно, что с момента избрания правительства и до сегодняшнего дня все происходит не в лучшей атмосфере. Существует конкуренция и стремление заполучить контроль над сектором безопасности со стороны разных групп. Трудно предположить, чем это все закончится.

В недавнем разговоре со мной премьер упомянул о возможности реконструкции правительства, его расширения и появления в нем других политиков. Я не хотел обсуждать эту тему, ведь по нашему плану и в нашей повестке сейчас важнейшая тема — смена прокуратуры в Черногории. Это вопрос огромного значения, важнее, чем вопрос о реконструкции правительства. После того, как мы придем к консенсусу по этому вопросу, мы будем готовы обсуждать и другие темы, поднятые премьером.

Объясните нашим читателям, как могла бы выглядеть реконструкция правительства?

— Об этом еще рано говорить, сейчас новому правительству предстоит первый экзамен. Мы заявили премьеру Кривокапичу, что коалиция «За будущее Черногории», собранная вокруг ДемФронта, не будет голосовать ни за один предложенный правительством законопроект, включая и Закон о бюджете, пока правительство не пойдет навстречу и не выполнит договор в отношении двух законов о прокуратуре, которые могли бы сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

Нам необходимо сформировать новый Прокурорский совет, в котором будут состоять более компетентные прокуроры, и который будет более ответственно вести борьбу с коррупцией и организованным криминалом.

Эти законы для нас чрезвычайно важны. Только после их принятия мы можем начать разговор о выдвинутой премьером инициативе. На мой взгляд, эксперимент с так называемым «экспертным» правительством показал неудовлетворительный результат. Правительство обещало, что вместе с людьми, которые не являются политиками и не состоят в партиях, в кратчайшие сроки демонтирует укоренившийся на всех уровнях аппарат Мило Джукановича, приведет новых людей на ответственные должности. Прошло уже три месяца, а «глубинное государство» Джукановича по-прежнему сохраняет свое влияние.

Даже государственное телевидение продолжает вести грязную кампанию против победителей на выборах 30 августа. Джуканович глубоко, на всех уровнях, контролирует полицию, спецслужбы, прокуратуру. Центральный банк функционирует под абсолютным контролем Мило Джукановича. И пока произошли лишь небольшие перемены в части фискальной политики.

Так что, вероятно, премьер столкнулся с тем, что без сильных политиков и без участия политических партий, которые победили на выборах, будет непросто добиться полноценного демонтажа тесно переплетенного с криминалом режима — как в структурах исполнительной власти, так и в тех структурах, которые должны оставаться независимыми.

Дритан Абазович в Брюсселе заявил, цитирую: «Кто отступит от европейского пути, не может быть нашим партнером в будущем». Можно ли сказать, что это заявление говорит о возможном распаде коалиционного правительства, если вы потребуете отменить санкции, введенные против РФ?

Дритан Абазович

— Евросоюз в отношении России и Китая проводит довольно странную политику. В то время как Германия и другие страны ЕС интенсивно сотрудничают с РФ в экономической сфере, нас вынуждают оборвать с Москвой почти все контакты. И это при том, что наша экономика зависит от российских туристов. Китайцы строили в Черногории автомагистраль и обеспечили для этого средства — а нам советуют, как и с Россией, прекратить с Пекином экономические контакты. В то же время китайские предприятия, экспорт китайских товаров и бизнес беспрепятственно процветают во всех странах ЕС.

Несколько странно, что для нас, небогатой страны в тяжелой экономической ситуации действуют правила, которые дополнительно разрушают экономику. А на тех, кто диктует нам эти правила, они не распространяются. Подобный подход и заявления с черногорской стороны о том, что мы должны прекратить любые контакты с нашим традиционным партнером — Россией, и важным экономическим партнером — Китаем, я считаю глубоко ошибочными, если мы, конечно, стремимся к процветанию Черногории.

Думаю, нам нужно иметь хорошие отношения со всеми, а тем более с теми, с кем сотни лет поддерживали добрые отношения. Эти связи нужно беречь и развивать. Мы осознаем свое географическое положение и окружение, все опасности и вызовы, которые оно подразумевает. Мы желаем оставаться независимым и суверенным государством. Нам нужно вести мудрую и сбалансированную политику, а не политику, навязанную извне и служащую целям других государств вопреки собственным интересам.

Почему на выборах в Никшиче премьер Кривокапич оказал поддержку кандидату от «Демократов» Момо Копривице, а не представителю вашей партии — хотя вы уступили ему свое первое место в списке и ваша коалиция выдвинула его на должность премьера?

— После выборов 30 августа была развернута мощная дезинформационная кампания о том, что ДемФронт якобы утратил силу — и что, мол, на выборах граждане поддерживали лично премьера Кривокапича, который возглавлял список коалиции «За будущее Черногории». Мы объясняли, что это на самом деле не так.

Однако похоже, что эта пропаганда повлияла и на господина Кривокапича. И поэтому он принял решение в Никшиче «переобуться», выйти из коалиции, которая привела его на место премьера и перейти в другой политический лагерь, чтобы показать, что наша политсила незначительна и наш политический курс в Черногории не имеет поддержки.

Однако оказалось, что даже совместно, премьер, спикер парламента, «Настоящая Черногория» Марко Милачича, группа профессоров и интеллектуалов в Никшиче, которые раньше состояли в нашей коалиции — все они, вместе с новообразованным движением Миодрага «Даки» Давидовича, который нам противостоял — более слабая политическая сила, чем коалиция вокруг ДемФронта.

Выборы в Никшиче показали не только то, что мы победили Джукановича, но и то, что внутри правящей коалиции ДемФронт — доминирующая сила, за которой идут граждане Черногории. Это стало важным сигналом для всех. Для нас, для премьера, для спикера парламента. Думаю, именно после результатов выборов в Никшиче премьер Кривокапич пришел к выводу о необходимости реконструкции правительства. Это бы лишь укрепило правительство — и в нем должны быть не только представители ДемФронта, но и партия спикера парламента Бечича, которая не представлена в правительстве — в отличие от партии URA вице-премьера Дритана Абазовича.

Но все же как ДПС удалось получить 39% голосов на выборах в Никшиче? Идет ли речь о покупке голосов, шантаже и различных махинациях?

— Речь идет не только о манипуляциях и корыстном использовании государственного аппарата, к чему ранее прибегала ДПС. «Демократическая партия социалистов» известна и покупкой голосов, и злоупотреблением властью. Ей удалось провернуть это в очередной раз потому что ее глубинная сеть на всех уровнях власти до сих пор не была искоренена.

Не произошло кадровых изменений в полиции Никшича — за десять дней до выборов был избит человек из ДемФронта, на которого напали по политическим мотивам. Только после этого инцидента был снят с должности начальник полиции в Никшиче, один из самых верных кадров Джукановича.

Если учитывать, что Мило Джуканович и большинство функционеров родом из Никшича, — как и ведущие мафиози и представители организованной преступности, — и принять во внимание, какие огромные средства они вложили в эти выборы — тогда станет ясно, каким большим успехом стала наша победа. Поэтому впечатление, что ДПС не была поражена — ошибочно.

Президент Черногории Мило Джуканович

Если бы мы сделали все то, что обещали гражданам и демонтировали власть ДПС, если бы у нас была независимая прокуратура, которая бы начала уголовное преследование представителей режима за криминал и коррупцию, если бы гражданам Никшича были представлены конкретные доказательства, и они бы могли по телевизору увидеть, насколько ужасной была диктатура Джукановича — благодаря судебным процессам, арестам ОПГ, уголовным делам против партийных функционеров — результат был бы совсем другим.

Но поскольку мы не выполнили предвыборных обещаний — ДПС смогла добиться того же результата, что и на выборах в августе прошлого года.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх